грани дендизма

duffys

последний мажор нашего времени

Барсик


грани дендизма
Барсик duffys
Previous Entry Share Next Entry
сон - смерти брат
Сегодня в мой сон пришли три большие стихии: Архитектура, Кокаин и Гитлер.

Первая была представлена в виде вполне голливудского особняка – огромный, чем-то похожий на венскую архитектуру времен императрицы Сиси, но уже с большей этажностью – какие строили в Париже или Петербурге. Ну, чуть выше - чем-то схожий с музеем барона Штиглица в Петербурге, но в сильном запустении, как старые особняки Бухареста. Он был коричневатого оттенка и имел ограду и внутренний двор. Когда я подошёл к большим дверям, то меня поразило количество лепнины – охристые маскароны, какие-то огромные окна (местами разбитые) на первом этаже и здоровенные фонари, как раз такие что стоят на Соляном пер.

Внутри по классике было в запустении и пыли, но именно там я встретил Гитлера. Он был не совсем похож на настоящего – был тощ и носат, мне кажется типа в молодости. Но именно он стал возлюбленным моей подруги, которая таскала его с нами по этому особняку. Роль его была эпизодична – я только понимал, что это Адольф Гитлер и целоваться с ним нельзя, уговаривал подругу бросить его: «фу! Посмотри, это же Гитлер!» Он был одет в тирольские шорты и какую-то грязную рубашонку. Был жалок, но всё же Гитлером.

Но на последнем этаже оказалась огромная квартира с террасой, с которой можно было видеть такой же город – опять же микс Петербурга и Бухареста. Она вся была после прекрасного ремонта и принадлежала г-ну Б. – известному петербургскому арт-деятелю (на ДР к которому я лечу через месяц, кстати). Он показывал мне окрестности и хвалил дом, хотя и сетовал на некую запущенность входной группы. Там же был его друг – ныне куратор Искусства новейших течений Русского музея. Именно он мне всё время объяснял, что адрес дома «Конюх-Тверской переулок, а не Конюшенный-Тверской». В моей голове смешались и Конюшенные улицы Петербурга и Тверские из Москвы.

В общем там было решено ехать на какой-то концерт. Как только определились с программой в мой сон пришли друзья-барыги, но дальше пошёл снова экзистенциальный сбой. Опять Гитлер, который смотрел на меня и горы какой-то белой крупы, чуть меньше манной, которые начали вокруг меня кружить. Гитлер смотрел как употребляют наркотик и молчал. Это взбесило меня больше всего. Я начал кричать на подругу, чтобы забрала Гитлера к чертям, он мешает. Потом уже в состоянии ближе к пьяному я начал всех выталкивать из дома. Принялся всех гнать взашей, попутно запихивая всем наркотик в дорогу, трубки из купюр и маленькие икеевские квадраты зеркал. Прогнав их всех я остался в холле с Гитлером и начал всячески очищать себя от следов кутежа. Но крупа эта была везде, я слизывал (Боже!) её с кредитных карт, потом думал, что за дрянь – кредитки лизать?! Потом остатки белого порошка нужно было убрать с телефона, рук. А Гитлер смотрел на меня. Потом я выгнал и Адольфа Гитлера и подругу. Остался один в холле. Конец.

Перед сном ничего не употреблял и не пил. Съел хумус.
Для любителей прекрасного - "Ирида и Морфей" Герен (Эрмитаж)

"Перед сном ничего не употреблял и не пил"
кроме прописанного...
люблю такие сны и пересказы )

Хумус оказался и правда хорош!

?

Log in